Истребование имущества из чужого незаконного владения

Истребование имущества из чужого незаконного владения

В качестве вещно-правового средства защиты права собственности и других вещных прав нормы гл. 20 ГК РФ предоставляют собственнику, а также лицам, во владении которых имущество находилось по иным основаниям, предусмотренным законом или договором, право истребовать имущество из чужого незаконного владения. Этот способ защиты традиционно реализуется посредством виндикационных исков.
Деление недействительных сделок на оспоримые и ничтожные (ст. 166 ГК РФ) и предоставление права любым заинтересованным лицам, а не только сторонам сделки, требовать применения последствий недействительности ничтожных сделок, дали названным лицам возможность требовать от лица, завладевшего имуществом по ничтожной сделке, его возврата в порядке реституции.
В научных публикациях возникшая ситуация анализировалась с позиции конкуренции виндикационного иска и иска о применении последствий недействительности сделки. При этом высказывались противоположные суждения как об условиях и основаниях выбора того или иного способа защиты, так и о последствиях такого выбора.
Прежде всего, выявились различные подходы к решению вопроса о том, применимы ли положения ст. 302 ГК РФ об ограничении возможности истребования имущества из незаконного владения добросовестного приобретателя по виндикационному иску к случаям предъявления требования о возврате имущества в порядке применения последствий недействительности сделки.

Обзор судебной практики "Истребование имущества из чужого незаконного владения"
АвторС.Ф. Савкин — заслуженный юрист РФ
"Арбитражное правосудие в России", 2007, N 10

Обзор судебной практики

"Истребование имущества из чужого незаконного владения"

В качестве вещно-правового средства защиты права собственности и других вещных прав нормы гл. 20 ГК РФ предоставляют собственнику, а также лицам, во владении которых имущество находилось по иным основаниям, предусмотренным законом или договором, право истребовать имущество из чужого незаконного владения. Этот способ защиты традиционно реализуется посредством виндикационных исков.

Деление недействительных сделок на оспоримые и ничтожные (ст. 166 ГК РФ) и предоставление права любым заинтересованным лицам, а не только сторонам сделки, требовать применения последствий недействительности ничтожных сделок, дали названным лицам возможность требовать от лица, завладевшего имуществом по ничтожной сделке, его возврата в порядке реституции.

В научных публикациях возникшая ситуация анализировалась с позиции конкуренции виндикационного иска и иска о применении последствий недействительности сделки. При этом высказывались противоположные суждения как об условиях и основаниях выбора того или иного способа защиты, так и о последствиях такого выбора.

Прежде всего, выявились различные подходы к решению вопроса о том, применимы ли положения ст. 302 ГК РФ об ограничении возможности истребования имущества из незаконного владения добросовестного приобретателя по виндикационному иску к случаям предъявления требования о возврате имущества в порядке применения последствий недействительности сделки.

Статья 302 ГК РФ, определяя добросовестного приобретателя как лицо, которое приобрело имущество у лица, не имеющего права его отчуждать, т. е. по ничтожной сделке, тем не менее освобождает его от обязанности вернуть это имущество законному правообладателю, если он не знал и не мог знать об этом. Между тем п. 2 ст. 167 ГК РФ, устанавливающий обязанность вернуть полученное по недействительной сделке, такого исключения не содержит.

Судебная практика по поводу применения ст. 302 ГК РФ в случае истребования у добросовестного приобретателя имущества, полученного по сделке от лица, не имевшего права его отчуждать, на основании ст. 167 ГК РФ также противоречива.

В постановлении Пленума ВАС РФ от 25 февраля 1998 N 8 "О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" (далее — постановление Пленума ВАС РФ от 25 февраля 1998 г.) были даны в целях единообразного толкования и применения законодательства несколько разъяснении, в том числе по разрешению споров об истребовании имущества из чужого незаконного владения.

Так, в п. 25 постановления Пленума ВАС от 25 февраля 1998 г. указано следующее. Если имущество приобретено по возмездной сделке у лица, не имевшего права отчуждать его, в связи с чем собственник подал иск о признании договора купли-продажи недействительным и возврате имущества, причем установлено, что покупатель отвечает требованиям ст. 302 ГК РФ, то в истребовании имущества должно быть отказано. Таким образом, Пленум ВАС РФ определенно высказался в пользу применения ст. 302 ГК РФ и в случае предъявления иска об истребовании имущества в порядке применения последствий недействительности сделки по отчуждению имущества, заключенной не с собственником, а с лицом, не имевшим права его отчуждать.

Следуя сложившейся практике, суды общей юрисдикции при разрешении исков об истребовании имущества в порядке применения последствий недействительности сделки, заключенной добросовестным приобретателем с лицом, не имевшим права его отчуждать, не допускали возможности отказа в истребовании имущества на основании ст. 302 ГК РФ.

Конституционный Суд РФ постановлением от 21 апреля 2003 г. N 6-П "По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, P.M. Скляновой и В.М. Ширяева" высказал свою правовую позицию по этому вопросу. В случае приобретения имущества не у собственника непосредственно, а у лица, которое не имело права его отчуждать, когда приобретатель признается добросовестным в смысле ст. 302 ГК РФ, лицо, считающее себя собственником имущества, не может требовать его возврата с использованием правового механизма, установленного в п. 1 и п. 2 ст. 167 ГК РФ. Удовлетворение требований возможно лишь на праве виндикационного иска, если для этого имеются основания, предусмотренные ст. 302 ГК РФ, которые дают право истребовать имущество и у добросовестного приобретателя.

Актуальны и другие аспекты правоприменительной деятельности по разрешению виндикационных исков.

В соответствии со ст. 301 и 305 ГК РФ право на истребование имущества из чужого незаконного владения посредством виндикационного иска имеют собственник, а также лица, во владении которых имущество находилось на основании закона или договора.

В связи с этим при предъявлении требований истец должен обосновать и подтвердить наличие у него соответствующего титула. В противном случае требование не подлежит удовлетворению как заявленное ненадлежащим истцом. Акционерное общество предъявило в арбитражный суд иск к администрации города об истребовании двух нежилых помещений, в которых размещены муниципальные дошкольные учреждения. Исковые требования мотивированы тем, что при приватизации в 1993 г. государственного унитарного предприятия эти помещения, используемые под детские сады, были переданы в уставный капитал акционерного общества. В 1994 г. акционерное общество передало детские сады администрации в бессрочное оперативное управление с правами учредителя образовательных учреждений для финансирования их деятельности из муниципального бюджета. Считая, что эти помещения остались в его собственности, акционерное общество требовало возвратить их.

Решением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлениями апелляционной и кассационной инстанций, исковые требования удовлетворены.

Президиум ВАС РФ, рассмотрев дело по заявлению администрации города о пересмотре в порядке надзора принятых по делу судебных актов, постановлением от 8 февраля 2005 г. N 12621/04 отменил судебные акты и отказал в иске по следующим основаниям. Установлено, что спорные помещения были переданы в уставный капитал акционерного общества при приватизации в качестве действующих детских дошкольных учреждений с обязательным сохранением их профиля. Передавая детские дошкольные учреждения администрации города для организации и финансирования их деятельности в качестве муниципальных учреждений, акционерное общество отказалось от своих обязательств по сохранению их профиля и, соответственно, от прав на занимаемые ими помещения.

По другому делу акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к ООО об истребовании из его владения нежилого помещения, ссылаясь на его приобретение по договору купли-продажи у государственного унитарного предприятия. Акционерное общество мотивировало свое заявление тем, что ответчик занимает помещение без каких-либо правовых оснований и отказывается освободить его.

Арбитражный суд удовлетворил исковое требование на основании ст. 301 ГК РФ. Но суд апелляционной инстанции решение суда отменил и в иске отказал, сославшись на следующее.

Государственное унитарное предприятие заключило с акционерным обществом договор купли-продажи недвижимого имущества, закрепленного за предприятием на праве хозяйственного ведения, незаконно — без согласия собственника. Такая сделка является недействительной как ничтожная и не порождает никаких прав. Поскольку акционерное общество по указанной сделке не приобрело права собственности на спорное имущество, у него отсутствуют правовые основания для истребования его у ответчика.

Такая правовая позиция нашла подтверждение в п. 21 постановления Пленума ВАС РФ от 25 февраля 1998 г. При рассмотрении иска об истребовании имущества из чужого незаконного владения, предъявленного лицом, титул собственника которого основан на ничтожной сделке либо на противоречащих законодательству актах государственного органа или органа местного самоуправления, судам рекомендовано в соответствии со ст. 166 ГК РФ оценивать такую сделку по собственному усмотрению, либо не применять акты указанных органов (абз. 12 ст. 12 ГК РФ) независимо от того, предъявлено ли требование о признании сделки или акта недействительными. Следует иметь в виду, что если истец приобрел право собственности на основании ничтожной сделки либо акта государственного органа или органа местного самоуправления, не соответствующего закону, то у него отсутствуют правовые основания для истребования имущества.

Такой подход обусловлен тем, что удовлетворение судом требований лица, основанных на ничтожной сделке, фактически означал бы предоставление судебной защиты несуществующего права на владение имуществом. Одновременно передача имущества такому лицу по судебному решению создавала бы видимость легального владения имуществом при предъявлении требований по восстановлению прав на это имущество его законным правообладателем.

Если эта проблема определенным образом разрешена постановлением Пленума ВАС РФ применительно к виндикационным искам, то по поводу требований о реституции по недействительным сделкам в научных публикациях высказываются иные суждения.

По мнению К.И. Скловского, "по точному смыслу статьи 167, как и других норм § 2 главы 9 ГК РФ, сторона недействительной сделки не только не должна доказывать свое право на переданное имущество, но и не должна иметь такого права. Имущество, переданное по недействительной сделке, возвращается только потому, что эта сделка оказалась недействительной, а не потому, что одна из сторон сохранила на него право" *(1).

Авторы учебника "Гражданское право" под редакцией Е.А. Суханова разделяют такую точку зрения, демонстрируя это на примере продажи ребенком, не достигшим четырнадцатилетнего возраста, дорогостоящего мотоцикла, принадлежащего его отцу. Авторы считают, что мотоцикл должен быть возвращен ребенку независимо от отсутствия у него прав на данное имущество *(2).

Между тем следование этой точке зрения в правоприменительной практике приводит к парадоксальной ситуации.

Прокурор обратился в арбитражный суд с иском к государственному предприятию "Совхоз "Тамбарский"" и акционерному обществу о применении последствий недействительности совершенной ими ничтожной сделки — договора купли-продажи моста через реку — с требованием возвратить мост совхозу. Исковые требования были мотивированы тем, что мост является государственной собственностью и мог быть отчужден в частную собственность лишь собственником в порядке и способом, предусмотренными для приватизации и действовавшими в период совершения сделки.

Арбитражный суд первой инстанции в иске отказал, сославшись на то, что построенный совхозом мост являлся его имуществом и совхоз был вправе распорядиться им по своему усмотрению.

Суд апелляционной инстанции решение отменил и своим постановлением признал договор купли-продажи моста ничтожной сделкой, поскольку совхоз пользовался мостом на праве хозяйственного ведения и не имел права отчуждать его без согласия собственника. Суд обязал покупателя вернуть мост продавцу.

Федеральный арбитражный суд отменил постановление суда апелляционной инстанции и оставил в силе решение суда первой инстанции.

Президиум ВАС РФ постановлением от 17 мая 2005 г. N 444/05 отменил решение кассационной инстанции и оставил в силе постановление апелляционной инстанции, дав обстоятельствам дела иную оценку.

Президиум ВАС РФ признал, что мост, являвшийся государственной собственностью, при учреждении государственного предприятия "Совхоз "Тамбарский"" не передавался совхозу в хозяйственное ведение. Как государственное имущество, не закрепленное за государственным предприятием, мост входил в состав государственной казны, поэтому сделка по отчуждению его совхозом в частную собственность является ничтожной. Ошибочность вывода суда апелляционной инстанции о том, что мост находился в хозяйственном ведении совхоза, не исключает правильности вывода об отсутствии у последнего права распоряжаться объектом путем продажи его в частную собственность.

Таким образом, недействительность сделки по отчуждению моста совхозом не вызывает сомнений. Однако передача моста в порядке применения недействительности этой сделки совхозу как номинальному продавцу, который не имел на этот объект никаких прав, представляется нелогичной.

Виндикационный иск как способ восстановления права владения имуществом может быть реализован лишь в отношении индивидуально определенной вещи или, во всяком случае, в отношении имущества, которое совершенно определенно может быть обособлено от другого аналогичного имущества.

Индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с иском к ООО "Элегия-Сервис" об истребовании металлоизделий, которые он хранил на арендованной у ООО "Стройинвест" промышленной площадке, где ООО "Элегия-Сервис" также складировала свои металлоизделия. В обоснование заявленных требований истец сослался на то, что ответчик лишил его доступа к принадлежащему ему имуществу, и на основании ст. 301 ГК РФ просил обязать ответчика возвратить ему металлоизделия общей стоимостью 1 200 000 руб.

Решением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлениями апелляционной и кассационной инстанций, в иске отказано.

В постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 27 февраля 2006 г. N Ф08-464/06 по настоящему делу указано, что, заявляя иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения, истец не учел, что в порядке виндикации могут быть истребованы индивидуально определенные вещи. Иск заявлен об истребовании металлоизделий, определяемых родовыми признаками, что не позволяет каким-либо образом индивидуализировать их среди аналогичных металлоизделий, принадлежащих ответчику. Истец в этом случае может требовать лишь возмещения убытков, причиненных утратой его имущества лицом, по вине которого оно утрачено.

В другом случае Федеральное агентство по управлению федеральным имуществом обратилось в арбитражный суд с иском к ООО об истребовании из чужого незаконного владения на основании ст. 301 ГК РФ товарного знака "СНАТКА".

Решением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, исковые требования были удовлетворены. Однако, ФАС Московского округа постановлением от 3 ноября 2005 г. N КГ-А40/10486-05 отменил названные судебные акты, указав следующее.

Применяя ст. 301 ГК РФ к иску об истребовании товарного знака, суд не учел, что результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним объекты, включая товарные знаки, не отнесены ст. 128 ГК РФ к объектам вещных прав. Поэтому восстановление нарушенных прав правообладателя на товарный знак не может быть восстановлено путем истребования вещи из чужого незаконного владения. Оно должно быть осуществлено иными средствами правовой защиты, выбор которых принадлежит истцу (в частности, путем запрета на пользование товарным знаком и возмещения убытков, причиненных незаконным его использованием, либо обязанности ответчика заключить договор с истцом об использовании данного товарного знака).

Восстановление права владения имуществом посредством виндикационного иска возможно при его предъявлении лицу, фактически владеющему истребуемым имуществом. При отсутствии чужого имущества незаконно завладевшее им лицо не может отвечать по иску.

Решением органа местного самоуправления городскому отделению Всероссийского общества инвалидов (далее — ВОИ) было передано на баланс для размещения служебных помещений здание общей площадью 547 кв. м. Впоследствии участок, на котором располагалось указанное здание, был передан администрацией города под застройку ООО с возложением на него обязанности предоставить отделению ВОИ нежилые помещения площадью 547 кв. м. взамен сносимого здания. При этом отделению ВОИ временно предоставлены в аренду другие помещения.

Городское отделение ВОИ обратилось в арбитражный суд с иском к ООО "Усталык" и администрации города о предоставлении нежилых помещений площадью 547 кв. м. на основании ст. 301 и 305 ГК РФ, указав, что ООО не выполнило обязанности, предусмотренной постановлением администрации города.

Решением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции и постановлением ФАС Волго-Вятского округа от 4 июля 2006 г. N А38-5694-18/348-2005 (А38-5694-18/2-2006), в иске было отказано.

В судебных актах констатируется, что здание, ранее занимаемое истцом, уничтожено в результате пожара. Нового здания на земельном участке не возведено.

Согласно п. 22 постановления Пленума ВАС РФ от 25 февраля 1998 г. при применении ст. 301 ГК РФ следует иметь в виду, что собственник или другой законный правообладатель вправе истребовать свое имущество у лица, в чьем незаконном владении фактически находится имущество. Если к моменту рассмотрения спора в суде имущество у ответчика отсутствует, иск не может быть удовлетворен. При таких обстоятельствах понуждение ответчика к исполнению предусмотренных ранее обязательств не может быть осуществлено посредством виндикационного иска.

Факт незаконного завладения чужим имуществом и его удержания является основанием для удовлетворения требования о возврате имущества в порядке виндикации, независимо от наличия у сторон неисполненных обязательств.

ООО обратилось в арбитражный суд с иском об истребовании на основании ст. 301 ГК РФ торгового киоска из незаконного владения предприятием. Заявленные требования мотивированы тем, что истец по договору с ответчиком разместил на территории рынка принадлежащий ему киоск. Решив прекратить использование киоска на территории рынка, истец вывез киоск" однако ответчик самоуправно возвратил киоск на территорию рынка и удерживает его, ссылаясь на наличие у им истца задолженности перед ним по договору об использовании территории рынка.

Решением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, исковые требования удовлетворены.

В кассационной жалобе ответчик просил отменить указанные судебные акты и отказать в иске, утверждая, что правомерно удерживает киоск, поскольку истец не рассчитался с ним по договору о предоставлении участка территории рынка для размещения киоска.

ФАС Восточно-Сибирского округа постановлением от 6 марта 2002 г. N А58-1864-/01-Ф02-449/02-С2 оставил без изменения принятые по делу судебные акты, указав следующее. Установлено, что принадлежащим истцу на праве собственности киоском ответчик завладел самоуправно и удерживает его, поэтому в соответствии со ст. 301 ГК РФ суд правомерно обязал вернуть имущество истцу. Ссылка ответчика на то, что он вправе удерживать имущество истца в связи с наличием у того задолженности, не основана на законе. Договором на использование территории рынка не предусмотрены передача киоска истцом во владение ответчику, а также какие-либо условия его возврата истцу.

В соответствии с п. 23 постановления Пленума ВАС РФ от 25 февраля 1998 г. иск собственника о возврате имущества лицом, с которым собственник находился в обязательственном правоотношении по поводу спорного имущества, подлежит разрешению в соответствии с законодательством, регулирующим данное правоотношение.

Ошибочное применение в таких случаях ст. 301 ГК РФ, как правило, влечет за собой нарушение прав и законных интересов участников спорного правоотношения.

Управление муниципальной собственностью г. Владивостока обратилось в арбитражный суд с иском к ООО об истребовании земельного участка площадью 593 кв. м. Заявленные требования мотивированы тем, что указанный земельный участок был предоставлен ответчику по договору аренды во временное пользование на срок с 1 апреля 2000 г. по 1 января 2003 г.

Проведенной проверкой 4 апреля 2002 г. установлено, что ответчик не вносит платежи за аренду, в связи с чем ему предложено зарегистрировать договор аренды недвижимости и оплатить пользование земельным участком. Поскольку ответчик не выполнил этого, 1 июля 2003 г. ему было направлено предупреждение об освобождении земельного участка и требование о погашении задолженности.

В связи с отменой ранее принятых судебных актов дело рассматривалось повторно. Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, исковые требования удовлетворены.

В кассационной жалобе ООО просило отменить указанные судебные акты. При этом общество ссылалось на то, что суд неправомерно отказал в применении срока исковой давности, полагая, что трехлетний срок исковой давности об истребовании земельного участка нужно исчислять с момента заключения договора аренды — 1 апреля 2000 г., т. е. к моменту предъявления иска в сентябре 2003 г. этот срок истек.

ФАС ДО постановлением от 13.06.2006 N Ф03-А51/06-1/527 отменил принятые по делу судебные акты и направил дело на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Поскольку между сторонами отсутствуют обязательственные отношения по поводу истребуемого имущества, суду cледует установить, с какого момента истец узнал или должен был узнать о нарушении своего права собственника на земельный участок, и с этого момента исчислить течение срока исковой давности для истребования его на основании ст. 301 ГК РФ.

Такой вывод не учитывает действительных обстоятельств передачи муниципального имущества во владение ответчика на основании договора аренды, добросовестно исполненного арендодателем и оказавшегося незаключенным в связи с уклонением арендатора от его регистрации. В этом случае, согласно приведенному ранее п. 23 постановления Президиума ВАС РФ от 25 февраля 1998 г., арендатор обязан возвратить арендодателю имущество как неосновательно приобретенное (ст. 1102 ГК РФ), а не в порядке виндикации по ст. 301 ГК РФ.

Применение ст. 301 ГК РФ представляется сомнительным и при разрешении правовой ситуации в деле по иску гражданина Ю.И. Сырмана. В арбитражный суд предъявлены требования к ООО "Регистратор Р.О.С.Т." и ОАО "Акционерная кампания "Транснефть"" об исключении приходной записи по лицевому счету А.Ю. Сырмана на 410 акций компании и внесении в реестр акционеров записи о праве собственности на эти акции Ю.И. Сырмана.

Арбитражный суд первой инстанции установил, что истец являлся собственником 410 акций кампании, о чем в реестре акционеров имелась соответствующая запись. На основании поступившего свидетельства о праве наследования на имущество умершего Ю.И. Сырмана, согласно которому наследником значился А.Ю. Сырман, и заверенного нотариусом заявления А.Ю. Сырмана об открытии лицевого счета на его имя ООО "Регистратор Р.О.С.Т." 26 августа 2003 г. произвел списание акций с лицевого счета истца и зачисление их на лицевой счет А.Ю. Сырмана. На самом деле факт смерти Ю.И. Сырмана и открытия наследства на его имущество не имел места, а документы, на основании которых произведены операции по переоформлению прав на спорные акции, являются подложными. При этом выяснилось, что А.Ю. Сырман вообще не существует, а предъявленный на его имя паспорт, по данным ГУВД, выдавался не А.Ю. Сырман, а С.Л. Репину, который в свое время обращался в органы внутренних дел с заявлением об утере паспорта. Однако арбитражный суд отказал в иске на том основании, что надлежащим ответчиком по виндикационному иску об истребовании акций должен быть А.Ю. Сырман, против привлечения которого к участию в деле в качестве ответчика истец возражал.

Арбитражный суд апелляционной инстанции отменил это решение и удовлетворил иск, обязав ответчиков восстановить в реестре акционеров запись о праве собственности истца на 410 акций, признав незаконным переоформление права собственности на акции на несуществующее лицо — А.Ю. Сырман, произведенное по подложным документам о якобы открывшемся наследстве после смерти истца. В данном случае ст. 301 ГК РФ об истребовании имущества собственником из чужого незаконного владения несуществующего А.Ю. Сырмана не подлежит применению.

Отменив постановление апелляционной инстанции и оставив в силе решение суда первой инстанции, суд кассационной инстанции указал, что требования истца носят виндикационный характер и должны быть разрешены с учетом положений ст. 302 ГК РФ, исключающей возможность истребования собственником имущества у добросовестного приобретателя.

Интересную позицию занял Президиум ВАС РФ в постановлении от 29.08.2006 N 1877/06, отменив принятые по делу судебные акты и направив дело на новое рассмотрение, в связи с чем указал следующее.

Поскольку судом установлено, что А.Ю. Сырман, на счет которого зачислены принадлежавшие истцу акции, не существует, данное лицо не может быть привлечено к участию в деле. Но требование истца о восстановлении в реестре акционеров записи о принадлежности ему акций носит виндикационный характер, поэтому суду следует установить, у кого фактически находятся принадлежащие истцу акции, рассмотреть вопрос о привлечении указанных лиц к участию в деле и разрешить исковые требования с учетом правовых норм ст. 301 и 302 ГК РФ.

Между тем правовая оценка обстоятельств дела и возможность выполнения этих указаний представляется сомнительной.

Как установлено судом, принадлежащие истцу акции существуют в бездокументарной форме в виде записей в реестре акционеров. Ни А.Ю. Сырман, ни кто иной не завладевал и не мог завладеть ими как вещью. Право собственности истца на акции было нарушено в результате незаконного переоформления их по фальсифицированным документам на имя несуществующего А.Ю. Сырмана. Поскольку этот факт установлен судом бесспорно, произведенные изменения в реестре акционеров о собственнике спорных акций должны быть признаны недействительными с восстановлением записи о праве собственности истца на них, что и было сделано постановлением суда апелляционной инстанции.

Истребование имущества, переданного по недействительной или по незаключенной (незавершенной) сделке, осуществляется соответственно в порядке реституции или возврата неосновательного обогащения, а не посредством виндикации.

Иногда в арбитражный суд предъявляются иски о признании сделок недействительными или незаключенными без истребования переданного по ним имущества. Впоследствии заинтересованные лица на основании вступивших в законную силу судебных актов по делам о признании сделки недействительной или незаключенной, предъявляют виндикационные иски об истребовании переданного по ней имущества. Некоторые суды удовлетворяют подобные требования на основании ст. 301 ГК РФ, хотя в этих случаях подлежат применению нормы о реституции в соответствии со ст. 167 ГК РФ либо о возврате неосновательного обогащения в соответствии со ст. 1102 ГК РФ.

ОАО "Норильский горнометаллургический комбинат" обратилось в арбитражный суд с иском к ООО "Новая" о признании недействительным договора купли-продажи имущественного комплекса, который заключен с ООО "Новая" на " основании торгов, проведенных ООО "Жилищный центр" по поручению службы судебных приставов-исполнителей, и применении последствий его недействительности. В обоснование исковых требований истец указал на то, что судебными актами по другому делу, вступившими в законную силу, торги признаны недействительными.

Решением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением суда кассационной инстанции, в иске отказано. Судебные акты мотивированы тем, что истец не является стороной в оспариваемой сделке, поэтому не вправе требовать возврата имущества в порядке применения последствий ее недействительности. С виндикационным иском об истребовании имущества из чужого незаконного владения истец не обращался.

Президиум ВАС РФ постановлением от 04.12.2001 N 2434/01 отменил принятые по делу судебные акты, указав следующее.

Отказывая в применении последствий недействительности сделки, судебные инстанции не учли, что ответчик является покупателем, которому передано имущество истца во исполнение гражданско-правовой сделки — торгов, которые впоследствии были признаны недействительными. Таким образом, требования о возврате имущества собственнику покупателем правомерно заявлены на основании ст. 167 ГК РФ, а не путем виндикации. Факт проведения торгов по продаже имущества истца по поручению судебного пристава-исполнителя ООО "Жилищный центр" не имеет значения, так как общество не являлось стороной в сделке, а лишь выполняло функции посредника.

По другому делу ОАО "Оренбургводмелиорация" обратилось в арбитражный суд с иском к ОАО "Оренбургмелиорация" с иском о признании права собственности на объект недвижимости и истребовании его из незаконного владения ответчиком на основании ст. 301 ГК РФ.

Решением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, исковые требования удовлетворены.

Рассмотрев дело по кассационной жалобе ОАО "Оренбургмелиорация", ФАС УО постановлением от 10.01.2007 N Ф09-10240/06-СЗ оставил без изменения решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции. Признано установленным, что истец на основании договора купли-продажи от 11 августа 2003 г. передал ОАО "Оренбург-мелиорация" в собственность объект недвижимости, а 15 октября 2003 г. учреждением юстиции был зарегистрирован переход права собственности на здание к данной организации. В связи с этим кассационная инстанция посчитала правомерным истребование из владения ответчика спорного имущества в соответствии со ст. 301 ГК РФ. Основанием для такого вывода кассационная инстанция указала наличие вступившего в законную силу решения арбитражного суда от 18 мая 2005 г. по другому делу о признании договора купли-продажи от 11 августа 2003 г. незаключенным, поскольку сторонами не согласованы существенные условия предмета договора. В ситуации, когда продавец передал объект покупателю, затем оформил в учреждении юстиции переход права собственности на него к покупателю, представляется сомнительным обнаруженное продавцом спустя почти два года после передачи имущества отсутствие в договоре существенных условий о его предмете. Но даже если согласиться с преюдициальным значением упомянутого решения для настоящего дела, как указали судебные инстанции, истребование объекта недвижимости могло быть произведено на основании ст. 1102 ГК РФ как неосновательное обогащение, а не посредством виндикационного иска.

Разрешение требований продавца о возврате покупателем имущества в связи с признанием договора купли-продажи недействительным по правилам виндикационного иска приводит к необоснованному применению к названным правоотношениям ст. 302 ГК РФ, ограничивающей права собственника на истребование имущества от добросовестного приобретателя.

Прокурор обратился в арбитражный суд с иском к Комитету по управлению государственным имуществом (КУГИ) и акционерному обществу о применении последствий недействительности сделки приватизации акционерным обществом зданий общежитий путем возврата их в государственную собственность. Решением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением суда кассационной инстанции, в иске отказано.

Судебные акты мотивированы тем, что спорные имущественные объекты приобретены акционерным обществом в собственность по волеизъявлению собственника в лице КУГИ, т.е. акционерное общество является добросовестным приобретателем.

Президиум ВАС РФ постановлением от 30.08.2002 N 4466/02 отменил названные судебные акты по следующим основаниям.

Добросовестность приобретателя не имеет значения при применении последствий недействительности сделки, заключенной приобретателем с собственником имущества

Судебные инстанции пришли к обоснованному выводу о том, что включение спорного имущества в уставный капитал акционерного общества противоречит требованиям п. 5 Положения о коммерциализации государственных предприятий с одновременным преобразованием в акционерное общество открытого типа, утв. указом Президента РФ от 1 июля 1992 г. N 721 "Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий, добровольных объединений государственных предприятий в акционерные общества".

Поскольку передача имущества от собственника акционерному обществу осуществлена по сделке, совершенной с нарушением требований закона, применение к рассматриваемым правоотношениям ст. 302 ГК РФ не может быть признано обоснованным и не может служить препятствием к применению последствий недействительности ничтожной сделки.

По другому делу КУГИ обратилось в арбитражный суд с иском о применении последствий недействительности договора купли-продажи объекта недвижимости между войсковой частью и отделением ОАО "Сбербанк России" путем возврата имущества в федеральную собственность.

Решением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, исковые требования удовлетворены. Судебные акты мотивированы тем, что войсковая часть не являлась собственником здания и не уполномочивалась на его отчуждение, заключенный договор является ничтожным, покупатель обязан вернуть здание в федеральную собственность. Хотя приведенные мотивы удовлетворения иска свидетельствовали о применении последствий недействительности сделки, суд в обоснование решения сослался на ст. 301 ГК РФ.

Рассмотрев дело по кассационной жалобе отделения ОАО "Сбербанк России", ФАС ВСО постановлением от 29.03.2002 N А78-5557/00-С1-1/274-Ф02-698/02-С2 отменил указанные судебные акты и направил дело на новое рассмотрение. Однако вместо того, чтобы обратить внимание на ошибочное применение к данным правоотношениям ст. 301 ГК РФ, а не ст. 167 ГК РФ, суд кассационной инстанции предложил при новом рассмотрении установить, не является ли ответчик добросовестным приобретателем. При этом имелось в виду, что у добросовестного приобретателя имущество может быть истребовано лишь в случаях, предусмотренных ст. 302 ГК РФ. Тем самым указания кассационной инстанции ориентировали суд при новом рассмотрении дела на применение закона, не подлежащего применению.

Следует учитывать, что признание незаконного владельца добросовестным приобретателем с вытекающими из этого последствиями, предусмотренными ст. 302 ГК РФ, возможно лишь при условии, когда имущество приобретено по сделке, заключенной не непосредственно с собственником или лицом, у которого оно находилось во владении на ином законном основании.

В соответствии с точным смыслом ст. 302 ГК РФ добросовестным может быть признан незаконно владеющий имуществом приобретатель, который приобрел имущество по сделке у лица, которое было не вправе отчуждать его, однако не знало и не могло знать об этом.

Таким образом, во всех случаях заявления возражений против виндикационного иска со ссылкой на добросовестность приобретателя подлежит решению вопрос о том, знал или мог ли ответчик знать о том, что лицо, заключившее с ним сделку отчуждения имущества, было не вправе делать это. При наличии достоверных фактов об осведомленности приобретателя об указанном обстоятельстве решение этого вопроса не представляет трудностей. Сложнее установить, проявлена ли приобретателем имущества осмотрительность для установления прав на отчуждение имущества у контрагента по сделке.

Приобретение имущества у лица, не имевшего правоустанавливающих документов на отчуждаемое имущество, свидетельствует о том, что приобретатель, возможно, знал об этом и потому не может быть признан добросовестным.

СПК "Фоминский" обратился в арбитражный суд с иском об истребовании из чужого незаконного владения КФХ "Лямзенко" нескольких объектов недвижимости.

Решением арбитражного суда первой инстанции и постановлением суда апелляционной инстанции исковые требования были удовлетворены на основании ст. 301 ГК РФ.

КФХ "Лямзенко" обжаловал указанные судебные акты в суд кассационной инстанции, сославшись на то, что добросовестно приобрел спорные объекты на основании договора о совместной деятельности, заключенного с В.И.Ч., который в свое время приобрел их у СПК "Фоминский" по договору купли-продажи.

ФАС СКО постановлением от 06.10.2005 N Ф08-4183/05 оставил принятые по делу судебные акты без изменения, указав следующее.

СПК "Фоминский" является собственником спорного имущества на основании имеющихся в материалах дела документов. Договор простого товарищества, заключенный КФХ "Лямзенко" с В.И.Ч., о передаче последним КФХ спорных объектов обоснованно признан недействительным как ничтожный, поскольку договор купли-продажи спорного имущества между СПК "Фоминский" и В.И.Ч. не был оформлен и В.И.Ч. распорядился имуществом, которое ему не принадлежало. При заключении договора простого товарищества КФХ "Лямзенко" могло знать об отсутствии у В.И.Ч. правоустанавливающих документов на передаваемые объекты недвижимости.

Приобретатель имущества по сделке у лица, не имевшего права на его отчуждение, не может быть признан добросовестным, если в момент совершения сделки в производстве суда находилось дело по спору о правах на это имущество, в силу чего приобретатель мог знать об отсутствии у контрагента прав на отчуждаемое имущество.

Управление делами Президента РФ обратилось в арбитражный суд с иском об истребовании здания Дома культуры из незаконного владения ООО "Синтар".

Решением арбитражного суда первой инстанции в удовлетворении исковых требований отказано, а постановлением суда апелляционной инстанции решение отменено, иск об истребовании здания удовлетворен. Постановлением суда кассационной инстанции постановление суда апелляционной инстанции отменено, решение суда первой инстанции оставлено в силе.

Рассмотрев дело по заявлению истца о пересмотре в порядке надзора постановления суда кассационной инстанции, Президиум ВАС РФ постановлением от 06.04.2004 N 16524/03 отменил постановление суда кассационной инстанции, а постановление суда апелляционной инстанции оставил в силе по следующим основаниям.

Как установлено всеми судебными инстанциями, спорное здание было незаконно отчуждено ООО "МИБ-инвестиции" у ФГУП "Издательство "Пресса"" по договору мены от 14 октября 1999 г., который судебным актом от 7 декабря 2000 г. был признан недействительным как ничтожный. Впоследствии в результате сделок отчуждения, последовательно совершенных ООО "МИБ-инвестиции" и ЗАО "Профит", спорное здание перешло в собственность OOO "Синтар". ЗАО "Профит" и OOO "Синтар" совершали сделки по приобретению имущества, зная о наличии притязаний третьих лиц в отношении этого имущества, причем признанных в установленном порядке правомерными, поэтому означенные общества не могут быть признаны добросовестными приобретателями.

Статья 302 ГК РФ, не допуская возможности истребования собственником принадлежащего ему имущества из незаконного владения добросовестного приобретателя по возмездной сделке, предусматривает изъятие из этого правила. Это относится к случаям, когда указанное имущество перешло в чужое незаконное владение в результате похищения, утери либо иным путем помимо воли собственника или лиц, которым оно было передано во владение.

Комитет по управлению муниципальным имуществом обратился в арбитражный суд с иском о признании недействительными договоров купли-продажи нежилого помещения, заключенных между ТОО "Прайд" и OOO "Владпресса", и применении последствий недействительности сделок путем возврата нежилого помещения в хозяйственное ведение муниципальному предприятию.

Решением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, договоры купли-продажи признаны недействительными, а в применении последствий их недействительности отказано.

Суд кассационной инстанции отменил указанные судебные акты в части отказа в применении последствий недействительности сделок, удовлетворив иск полностью.

Рассмотрев дело в порядке надзора, Президиум ВАС РФ постановлением от 29.09.1998 N 3239/98 отменил постановление суда кассационной инстанции, а решение арбитражного суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции оставил в силе по следующим основаниям.

Судебными актами договоры купли-продажи спорного нежилого помещения обоснованно признаны недействительными как ничтожные сделки, поскольку муниципальное предприятие совершило отчуждение недвижимого имущества с нарушением норм законодательства.

Суды первой и апелляционной инстанций установили, что, приобретая спорное помещение у ТОО "Прайд", которое не вправе было его отчуждать, OOO "Владпресса" не знало и не могло знать об этом, поэтому на основании ст. 302 ГК РФ оно правомерно признано добросовестным приобретателем. В истребовании у него имущества отказано.

Суд кассационной инстанции, не ставя под сомнение вывод о том, что OOO "Владпресса" является добросовестным приобретателем, тем не менее обязал общество вернуть нежилое помещение на основании отсутствия волеизъявления собственника на отчуждение спорного помещения, являвшегося муниципальной собственностью. В соответствии со ст. 302 ГК РФ собственник вправе истребовать свое имущество у добросовестного приобретателя в случае, если оно выбыло из владения собственника либо лица, которому было передано во владение, помимо их воли.

Материалами дела установлено, что спорное помещение было передано муниципальному предприятию в хозяйственное ведение собственником имущества. Предприятие передало указанное помещение ТОО "Прайд" по договору купли-продажи, поэтому нет оснований считать, что имущество выбыло из владения собственника или лица, которому передано во владение, помимо их воли.

По другому делу ОАО "Деревообрабатывающий комбинат N 2" обратилось в арбитражный суд с иском о признании недействительными договора купли-продажи объекта незавершенного строительства, заключенного между истцом (продавцом) и ООО "Эрайвел Трейд" (покупателем), и последующих сделок по отчуждению объекта, совершенных OOO "Эрайвел Трейд" и OOO "Демакс-Е", OOO "Демакс-Е" и OOO "Дим Анна", а также об истребовании имущества у OOO "Дим Анна".

Решением арбитражного суда первой инстанции исковые требования удовлетворены. Суд апелляционной инстанции отменил это решение и отказал в иске.

Суд кассационной инстанции отменил постановление суда апелляционной инстанции, оставив в силе решение суда первой инстанции.

Рассмотрев дело по заявлению OOO "Дим Анна" о пересмотре в порядке надзора постановления суда кассационной инстанции, Президиум ВАС РФ постановлением от 07.02.2006 N 10101/05 отменил его, оставив в силе постановление суда апелляционной инстанции об отказе в иске по следующим основаниям.

Выводы судов первой и кассационной инстанций о недействительности сделки по отчуждению здания как ничтожной в связи с тем, что она была совершена от имени акционерного общества без согласования условий продажи с советом директоров общества и проведения независимой оценки, не основаны на законе. Вопрос о продаже объекта был одобрен общим собранием акционеров, следовательно, нет оснований для признания ничтожными последующих сделок по отчуждению имущества.

При наличии решения общего собрания акционеров об одобрении сделки об отчуждении объекта незавершенного строительства оценка сделки по отчуждению объекта как выбытие имущества из владения акционерного общества помимо воли собственника является ошибочной. Ссылки судов первой и кассационной инстанций на то, что спорный объект выбыл из владения акционерного общества в результате его похищения генеральным директором, также необоснованны. Приговором суда генеральный директор акционерного общества признан виновным в присвоении денежных средств, вырученных от продажи здания, что не может свидетельствовать о хищении здания, отчуждение которого осуществлялось в соответствии с установленными нормативными актами процедурами. Поскольку установленные по делу обстоятельства не подпадают под предусмотренные законодательством основания для истребования имущества у добросовестного приобретателя, суды первой и кассационной инстанций неправомерно сослались на положения ст. 302 ГК РФ.

Судебно-арбитражная практика разрешения виндикационных исков свидетельствует о том, что несмотря на наличие определенно сформулированной по этим вопросам правовой позиции Конституционного Суда РФ, Пленума ВАС РФ в применении законодательства судами не изжиты существенные отступления от закона.

Обеспечение единообразного применения и толкования закона при разрешении спорных правоотношений в этой сфере будет способствовать повышению эффективности судебной защиты имущественных прав собственников при соблюдении баланса законных интересов добросовестных приобретателей.

С.Ф. Савкин,
заслуженный юрист РФ
"Арбитражное правосудие в России", N 10, 11, октябрь, ноябрь 2007 г.


*(1) Скловский К.И. Некоторые проблемы реституции // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2002. N 8. С. 109.

*(2) Гражданское право. Учебник / Под ред. Е.А. Суханова. М., 2004. Т. 1. С. 510-511.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *